• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Петр ОРЛОВЕЦ

 


ШЕСТОЕ ЧУВСТВО

Отрывок из повести
АДАПТИРОВАН ДЛЯ ПУБЛИКАЦИИ НА САЙТЕ

Карл Фрейберг сидел в своем кабинете, углубившись в чтение газет, которые целым ворохом лежали перед ним на рабочем столе.
На этот раз, вероятно, что-то особенно сильно заинтересовало его в них, в разделах уголовной хроники, – время от времени он прекращал чтение и недоумевающе покачивал головой.
– Странно… очень странно, – пробормотал он наконец, бросая газетный лист на стол. – Что ни день, то новый грабеж, причем самого отчаянного свойства, и, по существу, весьма странный. Ну зачем, спрашивается, громиле нужно ломать коверкать все, что нельзя унести? Ведь это же какое-то безумие! И главное, что полиция до сих пор никак не может отыскать виновного!
Спустя несколько минут в комнату вошел сыщик Пиляев, добрый приятель Фрейберга.
Вид у Пиляева был чрезвычайно озабоченный, что Фрейбергу сразу бросилось в глаза.
Поздоровавшись с вошедшим, Фрейберг вопросительно и пристально взглянул на своего товарища.
– Опять что-нибудь случилось? – спросил он с профессиональным любопытством и некоторой иронией, ибо оба они постоянно оказывались там, где что-то случилось. Что-то противозаконное, как правило.
– Случилось! Да, можно сказать, громкое, скандально дерзкое дело! – ответил Пиляев, в задумчивости медленно снимая перчатки.
– Что такое?
– Разгромлен лучший ювелирный магазин Петербурга, Федорову он принадлежит.
– Неужели тот самый магазин, который выходит фасадом на Невский?
– Представь, да!
– И много украдено драгоценностей?
– Тысяч на триста. Громилы не брали ни золотых, ни серебряных вещей. Их только сильно исковеркали. Зато захватили с собой все бриллиантовые вещи и все деньги из кассы.
– Это интересно! – заметил Фрейберг, оживившись. – Говоришь, серебряные и золотые вещи не украдены, а лишь исковерканы?
– Ну да.
– В таком случае, это дело опять-таки того самого преступника, который пока остается неуловимым и словно нагло дразнит нас – всюду после себя оставляет разгромленные, разбитые, варварски изломанные, исковерканные вещи. Те, которые не может захватить с собой. Почерк у этого лиходея такой, видите ли. Ну ничего, бандитская эта гордыня его и погубит. Не сомневаюсь.
– Да, да! – согласился с ним Пиляев. – Пойдем-ка посмотрим на разгром.
– Сию минуту! – ответил Фрейберг, быстро переодеваясь.
Оба сыщика вышли из дома и, взяв извозчика, поехали в Гостиный двор.


*
Дела бриллиантщика Федорова так сильно покачнулись из-за грабежа, что в торговом мире с каждым днем все настойчивее стали поговаривать о неминуемом и уже близком банкротстве фирмы.
Сам Федоров ходил мрачнее тучи, почти ни с кем не разговаривал и все время проводил за торговыми книгами и в написании деловых писем. Но вот, наконец, пробил его последний час.
Когда в один прекрасный день петербуржцы взяли утром в руки газеты, они прочли, что банкротство Федорова – факт уже совершившийся. Купеческий суд признал Федорова несостоятельным должником, и на оставшееся имущество была назначена ликвидационная комиссия.
Вскоре после этого почти во всех газетах появилось объявление о том, что магазин Федорова сдается в аренду, а товар продается с аукционного торга. По всем вопросам относительно аренды и товара рекомендовалось обращаться к одному из членов комиссии, который целый день находился в магазине.
Прошло еще несколько дней. За это время магазин посетили несколько местных и приезжих купцов, желавших поставить ювелирную торговлю на уже насиженном месте. Все они хотели занять именно это место, а, если можно, купить и фирму.
Благодаря этому цена на магазин возрастала, и ликвидационная комиссия решила сдать магазин и фирму на торги.
В день этой распродажи в магазине собралось около десяти человек. Аукцион вещей был назначен на вторую половину дня, поэтому мелкая публика еще не явилась.
– Сдается магазин. Арендная цена в год – двенадцать тысяч! – объявил оценщик.
– С рублем, – крикнул молодой, прилично одетый купец.
– С двумя! – пробасил другой голос.
– Десять! – хладнокровно набавил седой, высокий купец в золотых очках.
– Двенадцать тысяч десять! – крикнул оценщик.
– Одиннадцать!
– Пятнадцать! – горячился молодой купец.
– Двадцать! – спокойно продолжал набавлять старик.
По мере того, как торг продолжался, страсти и азарт разгорались все больше. Через полчаса сумма дошла до тринадцати тысяч рублей. Надбавки делались все крупнее и крупнее.
– Тринадцать тысяч пятьсот!
– И пятьдесят!
– Тринадцать шестьсот.
Скоро сумма перевалила за шестнадцать тысяч.
Семеро претендентов на магазин отстали, и теперь торговались только трое.
– Шестнадцать тысяч сто! – объявил оценщик.
– Чтобы замирить, семнадцать тысяч! – хладнокровно произнес старик.
– Черт! – пробурчал молодой купец, весь вспотевший от волнения. – И десять!
Третий пожал плечами и отошел в сторону.
– Прямо, можно сказать, из одного азарту лезут, – заговорили все разом. – Разве при таких платежах можно что-нибудь выручить. Это, выходит, двенадцать за помещение и пять за разоренную фирму!
– Восемнадцать! – это заявил опять старик.
– И десять! – свирепо рявкнул молодой.
– Двадцать тысяч, – почти равнодушно произнес старик.
Молодой купец, казалось, стал в тупик.
Но когда оценщик повторил цифру второй раз, он махнул рукой.
– И десять! Не уступлю! – упрямо выкрикнул он.
– Двадцать пять! – старик был непреклонен.
– Просто с ума сошел! – зашептали в толпе. – Набавляет по пяти тысяч.
Молодой купец зло сплюнул, побагровел и отвернулся.
– Двадцать пять первый раз! – начал считать аукционист. – Двадцать пять – второй раз!.. Двадцать пять – третий! – и стукнул молотком по столу.
Седой старик степенно подошел к столу и, достав объемистый бумажник, принялся отсчитывать деньги.


**
– Пойдем-ка, дружище, прогуляемся, – предложил Фрейберг неделю спустя после аукциона, входя в комнату Пиляева.
– Куда? – удивился тот. – Посмотри, как скверно теперь у нас в городе! Пыль, ремонт…
– Ну, это пустяки. Я хочу доставить тебе маленькое, неожиданное удовольствие.
– В чем дело?
– Я же сказал «неожиданное»! Ты хочешь, чтобы я заранее разболтал тебе все? – усмехнулся сыщик.
– И правда! – рассмеялся Пиляев.
Вдвоем они вышли из квартиры и пошли по направлению к сыскному отделению.
– Мы идем в сыскное? – недоуменно спросил Пиляев.
– Да, мне нужно отдать кое-какие распоряжения. Кстати, не забыл ли ты захватить револьвер?
– Гм… он всегда при мне, но разве в нем будет сегодня надобность?
– По всей вероятности.
– Черт возьми, это начинает меня интриговать! – воскликнул Пиляев.
– Потерпи еще немного, – сказал, улыбаясь, Фрейберг.
Войдя в сыскное отделение, сыщики сразу направились в кабинет начальника.
– Ну, что? – с интересом спросил тот, прекрасно зная, что Фрейберг никогда не придет попусту.
– Есть кое-какие новости, – ответил тот, пожимая его протянутую руку.
– А именно?
– Позволю себе не говорить ни слова о них еще часок. Но теперь мне нужны люди. Дайте мне человек пять, сильных и ловких. Вас же, если можно, я попросил бы совершить с нами небольшую прогулку.
– Вы окончательно заинтересовали меня, – весело произнес начальник сыскного отделения. – Пойдемте! Вы уж наверняка преподнесете нам какой-нибудь сюрприз. Жду его с нетерпением.
Сделав распоряжение о наряде, начальник оделся, и, когда затребованные агенты, вооруженные револьверами, наконец, пришли, вся компания вышла на улицу.
Тут Фрейберг остановился и приказал всем окружить себя.
– Слушайте, господа, внимательно то, что я буду говорить, – начал он. – Мы с вами сейчас идем в магазин Свергеева…
– Это который обосновался на месте магазина Федорова? – спросил начальник.
– Да. Свергеев только вчера открыл его. Он же и скупил на аукционе почти все ювелирные вещи обанкротившегося Федорова.
– Уж не нашли ли вы громил бриллиантовых магазинов?! – воскликнул начальник.
– Все может быть! – ответил Фрейберг. – Но пока вернемся к делу. Я, Пиляев и господин начальник сыскного отделения войдем в магазин втроем, якобы покупать броши, а вы, господа, будьте около окна и разглядывайте витрину. Да посматривайте время от времени на меня. Как только увидите, что я сделал какой-либо резкий жест или движение, врывайтесь в магазин.
Отдав это приказание, Фрейберг разделил отряд на две группы и направился к Гостиному двору.


***
– Чем могу служить? – спросил старик Свергеев, степенно кланяясь вошедшим из-за кассы.
– Мне нужна хорошая брошь, тысячи на полторы, – ответил Фрейберг. – Только, знаете ли… на вкус кафешантанной певицы…
– Извольте-с, – поклонился хозяин.
Так как двое приказчиков в это время были заняты другими покупателями, он нагнулся сам над ящиками с драгоценностями.
Незаметно опустив руку в карман, сыщик вытащил из него длинный шелковый шнур.
– Вот-с, такая брошь будет очень хороша, – проговорил хозяин, показывая блестящую брошь в виде золотой мухи, осыпанной драгоценными камнями.
– Гм… игра камней неважная! – заметил сыщик, рассматривая вещь.
– Помилуйте-с, что вы! – даже обиделся старик.
Он поднял брошь на свет и стал медленно поворачивать ее во все стороны.
– Впрочем, если эта вам не нравится, я покажу другую!
И он снова нагнулся над ящиком.
В ту же секунду Фрейберг взмахнул рукой, и тонкая шелковая петля обвилась вокруг шеи старика.
– Приказчиков! – крикнул сыщик, затягивая петлю и вскакивая на прилавок.
В магазине поднялся невообразимый переполох.
Пиляев, начальник и пять сыщиков, вбежавших в магазин, кинулись на приказчиков.
Хлопнули два выстрела.
Полумертвая от страха публика металась из стороны в сторону, оглашая магазин криками и истерическим визгом.
Между тем у Фрейберга завязалась отчаянная борьба со Свергеевым.
Почувствовав на своей шее петлю, старик нечеловеческим усилием попытался порвать ее, но шелковый шнурок ему не поддался, все время как-то да выскользал. Тогда с быстротой молнии он выхватил нож, и Фрейбергу не избежать бы смертельного удара, если бы подскочивший в этот момент другой сыщик не выбил нож из рук злоумышленника.
Задыхаясь, старик схватил Фрейберга за горло, надавив на него изо всей силы. Это заставило сыщика ослабить шнур, и оба, сцепившись, упали за стойку.
Между тем и остальные сыщики вели отчаянную борьбу с приказчиками. Выстрелы, стоны, проклятия…
– Помогите! – раздался вдруг голос Фрейберга.
Он оказался слабее старика, который, отбросив противника в сторону, кинулся к ящику и выхватил оттуда револьвер.
Но в ту же секунду два выстрела подряд свалили его на пол.
Раненный двумя пулями в руку, старик выпустил оружие, и в тот же момент начальник сыскной полиции приставил к его груди револьвер.
В другом углу магазина борьба еще продолжалась. Один из приказчиков уже сдался, но другой отчаянно отстреливался, забившись в угол.
Один из агентов был убит наповал, другой получил легкое ранение в шею.
Схватив стул, Пиляев изо всей силы швырнул его в разбойника, и, воспользовавшись тем, что тот протянул руки, чтобы предотвратить удар, бросился на него и повалил на пол.
Схватка была окончена.


****
Подойдя к старику, Фрейберг ловким движением сорвал с него парик и бороду. Мнимый ювелир, лежавший почти без сознания, оказался довольно красивым брюнетом с гладко остриженной головой и тщательно выбритым лицом без бороды и усов.
– Ага! – победоносно воскликнул сыщик. – Давненько я ищу тебя. Итак, господа, имею честь представить: Андрей Раммер, по прозвищу Черный кот, два раза бежавший с каторги и четыре раза – из разных острогов.
– Черт возьми, да это действительно он! – воскликнул Пиляев. – Узнаю его по родинке ниже правого уха!
– А это – Фруська и Мотыга! – добавил начальник сыскного отделения, снимая усы и парики с приказчиков. – Известные громилы! Но как вы поддели их на удочку?
–Довольно просто. Банкротство Федорова было устроено только для виду, чтобы освободить магазин, – ответил Карл Фрейберг. – Я предположил, что негодяй не упустит случая занять это место, чтобы повыгоднее сбыть награбленное, рассчитывая в то же время, что вряд ли кому придет в голову делать обыск во вновь открытом шикарном магазине. Большие камни он за неделю вставлял в другие оправы, а прочие вещи были скуплены им на аукционе и не могли возбудить подозрения. Мне необходимо было дать ему время перенести все награбленное в магазин, иначе он оказался бы у нас в руках намного раньше.
– Да, но как могли вы заподозрить его раньше?
– Гм… чтобы убедиться в этом, достаточно было поставить на торгах одного агента, который торговался под видом молодого купца, набивая совершенно несуразную цену. Ведь все другие отстали очень быстро, и лишь никому не известный старик довел торги до двадцати пяти тысяч. И тут я, переодетый оценщиком, при платеже рассмотрел, что старик загримирован. Остальное вы сегодня видели сами, и поэтому мы немедленно приступим к опечатыванию магазина. А этих господ отправьте пока в какое-нибудь надежно закрытое место.

Повесть Петра ОРЛОВЦА «ШЕСТОЕ ЧУВСТВО»
опубликована в журнале «Детективы «СМ» №03-2021 (выходит в июне)

 

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 158 гостей и нет пользователей

Реклама

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ