• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

ЛУЧ СВЕТА.Послесловие к роману А.КАРПУСА "Княжна Анастасия"

Нет ничего проще, чем констатировать: большинство людей предпочитает оставаться в комфортном плену исторических стереотипов. Один из стереотипов, крепко засевших в нашем сознании, – образы дочерей императора Николая II, согласно которым они предстают идеальными девушками. Этому есть причины. Например, совершенно чистосердечные воспоминания современников. Общее мнение о дочерях царя выразил полковник Евгений Степанович Кобылинский, охранявший арестованную царскую семью  в Царском Селе и в Тобольске, а после отправки Николая II с семьей в Екатеринбург оставшийся в Сибири и примкнувший к Колчаку: «Все они были очень милыми, симпатичными, простыми, чистыми, невинными девушками. Они в своих помыслах были куда чище многих современных девиц и гимназисток даже младших классов».
Анастасия родилась 5 мая 1901 года в Петергофе. Несмотря на то что родители очень ждали появления на свет сына-наследника, своих дочерей они по-настоящему любили. Когда Анастасия подросла, сестры выдумали персону, звавшуюся ОТМА – собирательным именем всех сестер по старшинству, Ольги, Татьяны, Марии и Анастасии. ОТМА посылала знакомым подарки, подписывала письма. И все же в этой многодетной, по нашим меркам, семье существовало  разделение. Анастасия и ее сестра Мария считались «маленькими», Ольга и Татьяна – «большими», болезненный наследник-цесаревич Алексей был на особом положении. Дочь доктора Боткина, Татьяна Евгеньевна Мельник (Боткина) об Анастасии Николаевне писала так: «Она была резвее своих сестер, в то же время имела хорошие способности, но временами ленилась в учении. Это обычное явление у способных детей. Наружным видом она больше походила на своего отца и бабушку, императрицу Марию Федоровну». Анастасия была проказлива. Фрейлина и ближайшая подруга императрицы Александры Анна Вырубова говорит о маленькой великой княжне: «Постоянно лазила, пряталась, смешила всех своими выходками, и уследить за ней бывало нелегко». На официальном обеде на императорской яхте «Штандарт» маленькая Анастасия забралась под стол и щипала за ноги сановников империи, которые не считали возможным выражать неудовольствие. Николай лично вытащил проказницу из-под стола, и «ей крепко досталось». При английском дворе королевы Виктории мать Анастасии, Александру Федоровну, прозвали «Sunshine», что значит: «ясная погода», «солнечный луч», «веселье, радость»; то же прозвище досталось Анастасии Николаевне – она умела рассмешить даже тех, чьи безрадостные раздумья были очень глубоки.
Воспитанием дочерей занималась императрица, отставив от этого процесса государя-отца. Александра Федоровна лично учила их в специальной классной комнате, говорила с детьми по-английски, на французском великие княжны неплохо читали, но свободно говорить не могли. Государыня ревниво относилась к детям и не захотела взять для них француженку-гувернантку. Многие часы великие княжны проводили вместе с матерью за рукоделием. Рвения к занятиям сестры не проявляли, по тактичному выражению швейцарца Пьера Жильяра, гувернера наследника-цесаревича Алексея, были «скорее одарены практическими качествами». С началом Первой мировой войны сестры стали активно  и по доброй воле помогать матери в лазарете при Федоровском соборе Царского Села. Там же санитаром служил Сергей Есенин. Великая княжна Анастасия Николаевна была еще и шефом 1-го Хоперского Кубанского казачьего войска полка. Профессор Санкт-Петербургского государственного университета Сергей Фирсов пишет: «В то же время Анастасия Николаевна продолжала учиться. Хотя назвать эту учебу систематической трудно». Позднее в Тобольске  бывшая начальница Мариинской женской гимназии Царского Села Клавдия Михайловна Битнер жаловалась комиссару Временного правительства по охране царской семьи Панкратову: « Я совершенно не ожидала того, что нашла. Такие взрослые дети и так мало знают русскую литературу, так мало развиты. Они мало читали Пушкина, Лермонтова еще меньше, а о Некрасове не слыхали. О других я уже и не говорю… Что это значит? Как с ними занимались? Была полная возможность обставить детей лучшими учителями – и этого сделано не было». Почти полная изоляция от сверстников, домашнее воспитание, основывающееся на воззрениях матери, императрицы Александры Федоровны, имели свои издержки.
Татьяна Мельник (Боткина) описывает еще один случай. «Около пяти часов к моему отцу приходила ее величество [императрица Александра, жена Николая II], которой он ежедневно выслушивал сердце. К этому времени мой отец всегда просил нас подать ему вымыть руки, что мы делали, наливая воду в стеклянную чашку, которую великие княжны называли "простоквашницей". Однажды, уже после нашего отъезда, мой отец попросил сидевшую у него великую княжну Анастасию Николаевну выйти в коридор и позвать лакея. "Вам зачем?" – "Я хочу вымыть руки". – "Так я вам подам". На протесты моего отца она сказала: "если это ваши дети могут делать, то отчего я не могу?". Моментально завладев «простоквашницей», она начала усердно помогать моему отцу мыть руки». Этот эпизод дает нам возможность подглядеть  за нравами, которые были приняты в личных покоях царской семьи и комнатах их доверенных приближенных, таких, как личный врач Боткин. А нравы были самые домашние. Этот случай демонстрирует характер и воспитание великой княжны Анастасии, в поведении которой не было и следа высокомерия.
Показательны и письма Анастасии Николаевны к Анне Вырубовой, написанные уже из Тобольска зимой 1917–1918 годов. «Моя родная и милая, спасибо тебе большое за вещицу. Так приятно ее иметь, так как ужасно напоминает именно тебя. Вспоминаем и говорим о тебе часто и всегда молитвенно вместе. Собачка, которую ты подарила, всегда с нами и очень мила. Устроились мы тут уютно. Мы, четыре, живем вместе. Приятно видеть из окна маленькие горы, которые покрыты снегом. Сидим много на окнах, развлекаемся, глядя на гуляющих». В другом письме великая княжна пишет: «Живем ничего, слава Богу. Устраивали «представление» пьесы и сами, конечно, играли для развлечения. В нашей загородке гуляем. Устроили маленькую горку, катаемся. Всего хорошего, моя душка. Храни тебя Бог. Крепко целую очень. Всегда помню и люблю. Всем твоим очень кланяюсь. Твоя А.». В этих, местами юношески корявых, строчках, выдающих непосредственность и бесконечную доброту, видна эмоциональная зрелость семнадцатилетней девушки. Находясь в заточении, не зная о дальнейшей судьбе своей и родных, она старается убедить адресата, что все  неплохо, смягчить беспокойство Вырубовой. В Екатеринбурге, в Ипатьевском доме, она училась у царского повара И.М. Харитонова готовить, месила тесто, пекла хлеб.
В феврале 1917 года Анастасия вместе с родителями, сестрами и братом была арестована в Александровском дворце Царского Села. Великая княжна болела корью. Выздоровление совпало с Пасхой  и с  известием о том, что монархии в России более не существует,  теперь она частное лицо, дочь полковника Романова. Свой 16-й день рождения Анастасия встретила под охраной уполномоченных Временного правительства, но условия ее содержания были мягкими: великая княжна, будем продолжать называть ее так, пропихивала льдины под мостами Александровского парка,  копала землю, устраивая огород, каталась на велосипеде. В августе 1917-го она навсегда покинула места, где провела детство. В апреле 1918 года из Тобольска в Екатеринбург перевезли сначала Николая II, его супругу Александру Федоровну и великую княжну Марию. В мае в Доме особого назначения к ним присоединились остальные дети. В роковую ночь на 17 июля великая княжна Анастасия Николаевна дольше всех оставалась жива и, возможно, видела смерть своих родных. Именно в ее платье императрица Александра Федоровна зашила драгоценности, которые защитили от пуль. 17-летнюю великую княжну добивали штыками и выстрелами в голову. Позже  информация о том, что великая княжна Анастасия была убита последней,  превратилась в легенду, утверждавшую, что она выжила; к тому же великая княжна  и ее брат Алексей были почему-то захоронены примерно в пятидесяти метрах от  остальных членов царской семьи, их останки были найдены только в 2007 году. В сознании каждого религиозного человека,  да и любого, чья душа не окончательно омертвела, остается место для надежды и многие поверили в чудесное спасение великой княжны. Легенда оказалась живучей. Ею воспользовались многочисленные самозванки, историки упоминают так называемых Анастасию Волгоградскую, Анастасию Болгарскую, даже Анастасию Африканскую, и иных. Самой известной стала Анна Андерсон, долгое время пользовавшаяся доверием и кровом семьи убитого вместе с Романовыми доктора Боткина. Только после ее смерти в 1994 году генетическая экспертиза доказала, что Андерсон происходила из польского крестьянского семейства Шванцовских, ее истинные родственники предупреждали об этом еще в 1917 году.
Письма наглядно показывают еще и подлинное христианское великодушие великой княжны. В 1981 году великая княжна Анастасия Николаевна вместе со всеми членами семьи и убитыми слугами была причислена к лику святых Русской православной церковью за границей (РПЦЗ), а в 2000 году их причислила к лику святых  Русская православная церковь.
Профессор Фирсов пишет: «На сегодняшний день можно считать установленным факт гибели и захоронения Анастасии Николаевны в общей могиле с убитыми в ночь с 16 на 17 июля 1918 года». С этим мнением соглашаются и другие специалисты. Санкт-Петербургский историк продолжает: «К сожалению, для многих православных, плохо знакомых с проблемой обнаружения и определения истинности царских останков под Екатеринбургом, торжественно захороненные в Петропавловской крепости останки императора Николая II, его супруги, детей и слуг не являются подлинными. Соответственно, не верят они и в подлинность мощей великой княжны Анастасии Николаевны… Остается лишь надеяться на то, что оценочный максимализм будет постепенно уменьшаться и пристрастное отношение к означенной проблеме останется в прошлом».

Определенная доля вымысла и фантазии в романе «Княжна Анастасия» обусловлены не только традициями жанра, но и недостаточностью фактических источников, большинство из которых были фальсифицированы в угоду идеологическим теориям, господствующим весь XX век, как в нашей стране, так и в Западной Европе. По этим причинам автор готов взять на себя полную ответственность  за часть картин и диалогов, в которых он позволил себе дополнить биографии хорошо известных в истории России личностей. Это, прежде всего, – российская царица Александра Федоровна Романова и ее дочь, великая княжна Анастасия, Лев Троцкий и первый президент Чехословакии Томаш Масарик, великие русские поэты Сергей Есенин и Борис Пастернак, и другие. Наконец, условимся сразу: этот роман является художественным произведением, а не архивным документом.
 
СЧИТАЕМ НУЖНЫМ УТОЧНИТЬ НЕКОТОРЫЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВА романа «КНЯЖНА АНАСТАСИЯ»:
 -О любовном романе С.А. Есенина и великой княжны Анастасии первой объявила советская поэтесса и переводчик Надежда Давыдовна Вольпин (1900-1990) в мемуарах «Свидание с другом».
 -А.Р. Изряднова (1891-1946) – гражданская жена поэта С.А. Есенина, в 1914 году родила от него сына Юрия. Юрий Изряднов (1914-1937) – первый сын поэта С.А Есенина, был репрессирован по политическому обвинению и казнен.
 -Л.И. Кашина (1885-1937) – помещица в селе Константинове, после революции – рядовая советская служащая. Перстенек с изумрудом хранится в запасниках Дома-музея С.А. Есенина в селе Константинове Рязанской области.
 -Дом Н.Н. Ипатьева был снесен в 1977 году в Свердловске (Екатеринбурге) по решению Б.Н. Ельцина, в то время первого секретаря обкома КПСС, впоследствии президента России с 1991-го по 2000 г. В доме Ипатьева в Екатеринбурге с царской семьей оставались доктор Е.С. Боткин, «комнатная девушка» А.С. Демидова, повар И.М. Харитонов, лакей А.Е. Трупп и поваренок Леня Сиднев. Кроме поварёнка, все были расстреляны вместе с царской семьей  ночью в подвальной комнате этого дома. Существует версия (Э. Радзинский, В. Шамбаров), что телеграмму о расстреле Николая II и членов его семьи прислал из Москвы председатель ВЦИК Советской России Я.М. Свердлов.
 -Л. И. Каннегисер (1896-1918) – поэт, член партии эсеров, близкий друг С.А. Есенина во время его жизни в Петрограде.
 -«Красный террор» был объявлен декретом ВЦИК 5 сентября 1918 г. В первые годы существования Всероссийской чрезвычайной комиссии члены ВЧК носили черные кожаные куртки, конфискованные у инженерных частей царской армии.
 -Касимовский врач в романе – это Л.О. Пастернак (1862-1945) и его жена Р.И. Пастернак (1869-1939), в девичестве Кауфман, родители поэта Б.Л. Пастернака. Дом И.И. Кауфмана сохранился до настоящего времени, он располагается в Касимове по адресу: улица Либкнехта, 11.
 -Мятеж генерала Р. Гайды во Владивостоке произошел в ночь на 17 ноября и закончился вечером 18 ноября 1919 года полным поражением мятежников.
 -Белогвардейский генерал С.Н. Розанов (1869-1937) был представителем «верховного правителя России» Колчака во Владивостоке, начальником Приморского края.
 -Ложные известия о казни бывшего легионера, писателя Ярослава Гашека (1883-1923) за его переход на службу к русским большевикам неоднократно возникали как в России, так и в Чехословакии.
 -История о покраже царской шубы опубликована в книге В.А. Семина «Рязанские были», в очерке «Шуба с царского плеча» в 2010 году.
 По заявлению латвийского дипкурьера Адольфа Рога, ставшего пострадавшей стороной, скандал между ним и С.А. Есениным произошел 5 сентября 1925 года в поезде «Баку–Москва».
 -С.А. Есенин за время пребывания в клинике профессора Ганнушкина с 26 ноября по 21 декабря 1925 года, написал большой цикл прекрасных стихов. С середины июня 1925 года С.А. Есенин проживал в Москве в Померанцевом переулке в квартире своей третьей жены Софьи Андреевны Толстой. В браке с З.Н. Райх у С.А Есенина родились сын Константин (1920-1986) и дочь Татьяна (1918-1992).

Предлагаемый нами читателям исторический роман «Княжна Анастасия», условно говоря, инсценирует легенду о тайных романтических отношениях между поэтом Сергеем Есениным и дочерью российского императора Николая II, начавшихся летом 1916 года в лазарете Федоровского городка Царского Села и трагически завершившихся зимой 1925 года в Ленинграде гибелью поэта.
Роман «Княжна Анастасия» по достоинству оценят те, кого интересует тема Гражданской войны в России после Февральской и Октябрьской революций 1917 года,история развития троцкизма и идеи европейской «мировой революции».
 В определенной степени этот роман посвящен празднованию в 2013 году 400-летия Дома Романовых и 95-летия образования первой Чехословацкой республики.
 Оба этих события идейно и художественно связаны с ранее вышедшими книгами Анатолия Карпуса – романами «Последние дни Есенина» (2005 г.) и «Записки альтруиста» (2009 г.).
                                                                               Анатолий КАРПУС,Сергей ШУЛАКОВ

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 277 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ