• Издания компании ПОДВИГ

    НАШИ ИЗДАНИЯ

     

    1. Журнал "Подвиг" - героика и приключения

    2. Серия "Детективы СМ" - отечественный и зарубежный детектив

    3. "Кентавр" - исторический бестселлер.

        
  • Кентавр

    КЕНТАВР

    иcторический бестселлер

     

    Исторический бестселлер.» 6 выпусков в год

    (по два автора в выпуске). Новинки исторической

    беллетристики (отечественной и зарубежной),

    а также публикации популярных исторических

    романистов русской эмиграции (впервые в России)..

  • Серия Детективы СМ

    СЕРИЯ "Детективы СМ"

     

    Лучшие образцы отечественного

    и зарубежного детектива, новинки

    знаменитых авторов и блестящие

    дебюты. Все виды детектива -

    иронический, «ментовской»,

    мистический, шпионский,

    экзотический и другие.

    Закрученная интрига и непредсказуемый финал.

     

ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

Анатолий КАРПУС. «Княжна Анастасия». Глава из романа
      
Золото Троцкого
 Только в день своего отъезда Лобховиц узнал, что инициатором ускорения мировой революции в Центральной Европе был Карл Радек, член ВЦИК и секретарь исполкома Коминтерна. А Троцкий развил эту инициативу до конкретного поручения, предложив отправить в Чехословакию вагон золота, конфискованного у чехословацких легионеров, и назначить Вилема Лобховица финансовым комиссаром будущего восстания. Организационную подготовку и практическую реализацию этого секретного поручения взял на себя Особый Отдел ВЧК, выделив в распоряжение Лобховица семь латышских стрелков под командованием чекиста Рудольфа Бутиса, бывшего прапорщика Русской армии. Этот рыжий молодой человек со злыми глазами рыси с первой встречи заявил Лобховицу, что в предстоящей командировке за рубеж он, как представитель Особого отдела ВЧК, имеет с ним равные права и полномочия.
 Рудольф Бутис и шесть его земляков-латышей плохо говорили по-русски, но отлично владели немецким языком. В отличие от своего щуплого командира, все шесть стрелков были высокого роста и крепкого телосложения, но, как и их командир, малоразговорчивыми и угрюмыми. Высокомерный Бутис и его молчаливые стрелки не понравились Лобховицу. Однако, предвидя возможные трудности и опасности, подстерегающие «золото Троцкого» на пути в Чехословакию, он успокоил себя тем, что эти латыши – опытные солдаты, и с их помощью он успешно выполнит порученное ему задание.
 Как и в первом задании, когда привезенное им из Владивостока в Москву золото было упаковано в сосновые гробы, чекисты решили использовать уже проверенную на практике легенду «о гробах с останками легионеров», которые необходимо срочно доставить в Чехословакию и захоронить до наступления Рождества. Но на этот раз исполнять печальную обязанность по доставке останков легионеров в Чехословакию взял на себя не американский, а российский Красный Крест, выделив для этой миссии специальный поезд, состоящий из двух вагонов: товарного, с грузом останков, и пассажирского, для их охраны. В сопроводительных документах к поезду сообщалось, что большая часть останков принадлежит легионерам, умершим от молниеносной формы «испанки», и поэтому вскрывать гробы для проверки их содержимого крайне нежелательно: останки могут сохранять высокий уровень заражения. В этих же документах сообщалось, что все умершие легионеры успели не только причаститься и исповедоваться, но и объявить свое последнее желание: быть захороненными на родной земле, в Чехословакии. Все останки, общее число которых, согласно списку, составляло семьдесят трупов, получили посмертную консервацию формалином, чтобы не допустить их гнилостного распада до срока прибытия к месту назначения. В этих документах также указывалось, что маршрут поезда российского Красного Креста пройдет через Польшу. Такой маршрут был избран специально, чтобы избежать осмотра содержимого гробов согласно религиозным канонам католической Польши. А если осмотр груза все-таки состоится, для польских таможенников было приготовлено десять гробов с реальными останками, загруженных в вагон в день отправления поезда. В этих гробах были спрятаны безымянные жертвы «красного террора».
 В официальном маршрутном листе поезда сообщалось, что его конечная цель – Прага, но по пути он должен сделать короткие остановки в ряде городов, таких, как Моравская Острава, Оломоуц и Пардубице, для частичной выгрузки своего груза. А вот в «секретном» маршрутном листе, о котором знали только Лобховиц и Бутис, было указано, что после прибытия поезда в Чехословакию, на территорию Моравской области, весь груз необходимо тайно доставить в замок Кислы Воды и спрятать в его подвале. Ни Лобховицу, ни Бутису не было известно, что замок Кислы Воды, расположенный в окрестностях моравского городка Инкогнитице, был куплен Карлом Радеком на деньги российских большевиков еще весной 1913 года, с целью использовать его в качестве места отдыха большевиков-иммигрантов, включая и местных социалистов. Начиная с весны 1913 года замком владел дальний родственник Радека, пожилой австро-венгерский дворянин и социал-демократ, который исправно платил все налоги и сохранял замок в жилом состоянии. Все это время Карл Радек, по своим тайным каналам, регулярно передавал ему деньги. Однако после распада Австро-Венгерской империи и образования Чехословацкой республики возникла опасность, что чехословацкие власти могут конфисковать этот замок, поскольку им теперь владеет гражданин Австрии. И тогда, желая сохранить этот замок для себя, Радек решил сделать его фиктивным владельцем Вилема Лобховица, зная о том, что этот чешский князь стал большевиком, служит в аппарате Троцкого и, несомненно, не собирается возвращаться на родину. Именно по этой причине Лобховиц и получил секретное задание Коминтерна доставить в Чехословакию «золото Троцкого» и одновременно стать фиктивным владельцем замка Кислы Воды. Ради этой цели по приказу Радека в Особом отделе ВЧК на имя Вилема Лобховица была изготовлена фальшивая купчая на замок, датированная 21 августа 1918 года, когда Австро-Венгерской империи оставалось жить три месяца. Подобное приобретение недвижимости было вполне естественно для человека, имеющего княжеский титул; Радек и чекисты знали, что Лобховиц был настоящий, хотя и бедный, князь, и потому они не боялись провала с фальшивой купчей на замок Кислы Воды. Сам Лобховиц, который хорошо знал этот замок, расположенный вблизи его родного городка Инкогнитице, оценил эту купчую как наилучшее прикрытие его участия в задании. В свою очередь он предложил изготовить по своему рисунку и приложить к этой купчей общий план замка, украшенный его княжеским гербом и родовым девизом: «Всё за Родину». В 1911 году этим гербом и девизом его наградил австрийский император, но забыл при этом подарить ему какой-нибудь из своих замков или деревеньку. Подобное дополнение к купчей на замок Лобховиц мотивировал тем, что план замка с его родовым княжеским гербом и девизом будет только усиливать достоверность придуманной в ВЧК легенды. А за то, что он обзавелся в Чехословакии собственным замком, он больше всех благодарил Троцкого, думая, что это произошло по его приказу. Лобховиц только много лет спустя узнал, что Троцкий не имел к этой купчей никакого отношения.
 Разумеется, Лобховиц ясно понимал, что такой ценный груз, каким является «золото Троцкого», представляет большую опасность как в пути, так и потом, после доставки груза по месту назначения. Так, он не отвергал варианта, что, миновав границу Чехословакии, он передаст «золото Троцкого» другой группе участников этой операции, и возвратится в Москву вместе со своей командой. Или вернется один, а его команда будет продолжать участие в этой тайной операции, например, останется охранять «золото» в замке Кислы Воды. Наконец, он не исключал и третьего варианта, по которому новые агенты Коминтерна, приняв от него «золото Троцкого», уничтожат его и всех латышей, включая чекиста Бутиса, в подвале этого замка Кислы.
 Все мысли об этих трех вариантах пришли к нему еще в первый день подготовки к поездке в Чехословакию, отказаться от которой он никак не мог, поскольку был горячим сторонником «идеи мировой революции». В те годы эту великую идею исповедовал не только Лев Троцкий, которому приписывают ее авторство, но и все большевики, от рядового красногвардейца до Ленина. И, искренно веря, Лобховиц в очередной раз пошел на риск, полагая, что в ходе этой, очень опасной операции обязательно появится какой-то мотив, который подскажет ему и правильное решение, и верный выход даже из самой сложной ситуации.
 И такой мотив появился намного быстрее, чем он ожидал. Поезд российского Красного Креста находился в пути уже более двух часов, когда Бутис пригласил Лобховица поужинать и распить бутылку коньяка, конфискованную им у какого-то контрреволюционера. Распив с ним  бутылку, Бутис признался, что латыши-охранники после выполнения задания не вернутся в Россию, а отправятся из Чехословакии в разные стороны: в Германию, во Францию и даже в Америку, чтобы стать в этих странах агентами-нелегалами, поскольку у всех есть соответствующие документы. А что касается его, Бутиса, он должен вернуться в Москву вместе с Лобховицем, поскольку имеет приказ охранять его на пути и туда, и обратно. А еще, он должен хорошо запомнить дорогу в замок, в котором им поручено спрятать «специальный груз», чтобы в Москве подробно доложить об этом.
 Услышав от Бутиса такие откровения, Лобховиц решил, что чекист еще в Москве получил приказ уничтожить его и латышей-охранников сразу после выполнения задания. А проболтался он, будучи пьяным, потому, что является добрым человеком и сохранил в глубине души веру в Бога. Ну а кто уничтожит потом самого Бутиса,  было ясно: это сделают тот или те, кто встретит их в замке Кислы Воды с «золотом Троцкого». И в следующую минуту, несмотря на опьянение, Лобховиц пришел к решению, что единственная для него возможность остаться в живых и вернуться в Россию - это перехитрить Бутиса и чекистов. Для этого он должен спрятать «золото Троцкого» не в замке Кислы Воды, а в подземной часовне (крипте) евангелистского костела на горе Верна, расположенной на окраине Инкогнитице. О подземной часовне этого костела, закрытого на замок за пять лет до начала войны, Лобховиц знал еще с детских лет, когда играл с друзьями на этой горе в карпатских гайдуков. В те годы в костеле  по большим христианским праздникам ещё проходили службы. И вот однажды, во время пасхального богослужения, чтобы проверить свою храбрость, он залез под пол костела через железную дверцу, расположенную в цоколе здания, под южной стеной. Он уже собирался покинуть темное, затянутое пылью подполье, как вдруг, испугавшись  кошки, споткнулся о кольцо ручки люка, скрывающего тайный ход в глубь горы. В тот день он не стал открывать этот люк, чтобы узнать, что находится внутри горы: тайная часовня (крипта) или  кладовая для свечей. Он открыл этот люк и спустился по каменной лестнице в подземную часовню, когда стал офицером австро-венгерской армии и имел личное оружие. Но не нашел никаких сокровищ, кроме серебряной фигуры Спасителя на кресте из чешских гранатов и серебряных чаш для причастия.  Все годы со дня обнаружения  подземной часовни внутри горы Верна он хранил свою тайну, отмечая, как уменьшается число прихожан. Вскоре его двери не закрыли на большой замок, и костел превратился в одну из достопримечательностей города Инкогнитице.
 Возвратившись к этим мыслям уже на трезвую голову, Лобховиц заключил, что за годы войны число прихожан во всех церквях Инкогнитице  не увеличилось, а только уменьшилось. Значит, большой замок на дверях евангелистского костела висит, как раньше, когда он был на горе Верна в последний раз. И можно спрятать «золото Троцкого» не в замке Кислы Воды, а в подземной часовне этого костела, представив дело как вынужденные действия с его стороны с целью обмануть белогвардейских агентов, узнавших о его приезде в Чехословакию. После продолжительных раздумий над этим вариантом он принял окончательное решение спрятать золото Троцкого в подземной часовне на горе Верна.
 Как и предполагали разработчики операции из Особого отдела ВЧК, поезд российского Красного Креста спокойно проследовал не только через Польшу, но и через польско-чехословацкую границу. Всех проверяющих этот состоящий из двух вагонов поезд до слез трогала гуманность большевистского правительства Ленина и Троцкого, разрешивших похоронить католиков-легионеров до Рождества Христова уходящего года.
 С помощью долларов и взяток польским железнодорожникам в Бресте, Лобховиц поменял широкие колесные катки русских вагонов на узкие европейские  и получил разрешение прицепить свои два вагона к поезду, следующему в Чехословакию. Паровоз и его бригада, доставив вагоны в Брест, благополучно отбыли в Москву, став вторым паровозом пассажирского поезда из Германии, на котором возвращались домой русские военнопленные. Столь же успешно вагоны Красного Креста прошли пограничный и таможенный досмотр и на польско-чехословацкой границе. В отличие от коллег из Польши, чехословацкие железнодорожники в Моравской Остраве были не жадные: за половину суммы, взятую поляками, они охотно прицепили русские вагоны к товарному поезду с углем, который следовал в Брно с короткой остановкой в Инкогнитице. Перед отправкой поезда в Брно Лобховиц успел отвезти в городской морг десять гробов с неизвестными останками жертв ВЧК, которые служили «маскировкой» для гробов с «золотом Троцкого». В морге он рассказал, что в гробах тела  русских военнопленных и доставил он их не по собственной инициативе, а по приказу военно-железнодорожного коменданта. Вместе с гробами был предоставлен директору морга и написанный им от руки список «умерших военнопленных». Благодаря этому списку жертвы ВЧК через неделю были захоронены в братской могиле на одном из городских кладбищ Моравской Остравы, а не сброшены в прорубь на Москва-реке.
 Вечером того же дня «русские вагоны» снова тронулись в путь, и рано утром 17 декабря 1919 года прибыли в Инкогнитице, где их отцепили и оставили на запасном пути. Железнодорожный вокзал был покрыт толстым слоем пушистого снега, снегопад начался  накануне вечером и всё ещё продолжался. Для Лобховица это был подарок судьбы, такая погода позволяла избежать встреч с лишними свидетелями на улицах городка и скрыть следы подвод, перевозящих гробы со «специальным грузом» не в замок Кислы Воды, а в костел на горе Верна. Он еще больше поверил в успех своего замысла, когда в разговоре с Бутисом убедился, что тому неизвестен точный адрес замка Кислы Воды. Кроме того, оказалось, что Бутис и латышские стрелки из команды охраны твердо убеждены, что в тяжелых гробах находятся винтовки и патроны для  революционных отрядов чехословацких рабочих. Это открытие несколько успокоило Лобховица. Однако, доверяя своей интуиции,  от принятого решения он не отказался.
 Начальник железнодорожного вокзала в Инкогнитице, худощавый мужчина средних лет, истомленный острым насморком и кашлем, дал Лобховицу адрес гужевой фирмы своего брата Яна Мартинека.    Тот для начала наотрез отказался предоставить в личное распоряжение Лобховица на весь день – а это восемь часов – шесть саней с лошадьми-тяжеловозами для перевозки коммерческого груза с вокзала в замок Кислы Воды. Однако, когда Лобховиц дал ему пятьсот долларов авансом и пообещал еще, Ян Мартинек стал добрее и дал лошадей и сани. Заказчик свое слово сдержал и даже раньше времени: он возвратил лошадей и сани в четыре часа пополудни, заплатив  хозяину  обещанную сумму сполна. Затем добавил половину аванса и попросил никому не сообщать об этой сделке, оказавшейся важным правительственным заданием. Хозяин гужевой фирмы пообещал молчать.
Гробы со «специальным грузом»  были доставлены в костел на горе Верна. Открыть ржавый замок на дверях костела не составило для Лобховица  большого труда, он привез из Москвы связку специальных отмычек. А вот перемещение этих гробов – тяжелых и неудобных – в подземную часовню внутри горы по крутой каменной лестнице оказалось не только опасным, но и очень долгим. Они таскали  гробы всю ночь, закончив работу в шесть часов утра, когда на улице было так же темно, как  вчера вечером.
 Усталые и потные, они спустились с горы в город и по предложению Лобховица отправились в гостиницу «Грушка», расположенную на центральной площади. В гостинице позавтракали яичницей с ветчиной, распили литр сливовицы, а потом легли спать в четырех номерах, по двое в каждом номере. Бутис и Лобховиц разместились вместе, но теперь Лобховиц его не боялся. Этот приставленный к нему чекист ничего не знал о «золоте Троцкого». Более того, во время переноса гробов в подземную часовню Лобховиц сказал Бутису, что из  часовни есть подземный ход в замок Кислы Воды. В ответ Бутис крепко пожал ему руку, несомненно, подумав, что задание по доставке «специального груза» в Чехословакию будет выполнено точно в срок.
 «Ну, за оружие он убивать меня не будет», – подумал Лобховиц, засыпая в номере гостиницы с надеждой, что еще до Нового года вернется в Россию...
 Восемь новых постояльцев гостиницы «Грушка» спали весь день, а к вечеру неожиданно заболели: у всех случился сильный жар, тошнота, рвота,  тела покрылись мелкой красной сыпью. Но это была не корь,  а острый геморрагический менингит, опасное для жизни осложнение заразного вирусного заболевания. В то время оно называлось «испанкой»,  позднее получило название грипп.
 Хозяин гостиницы дал еще один литр сливовицы, они растерли друг друга, чтобы уменьшить жар в теле. Такое лечение не помогло, и утром следующего дня шесть латышей и их командир Рудольф Бутис тихо умерли. Через два дня их похоронили в общей могиле на городском кладбище за счет мэрии города Инкогнитице, поскольку по документам умершие были чехословацкими легионерами, возвратившимися из России.
 Из восьмерых легионеров, остановившихся в гостинице «Грушка» и заболевших «испанкой», в живых остался только князь Вилем Лобховиц, хозяин замка Кислы Воды.В день смерти его товарищей в гостиницу «Грушка» приехал Мартин Радек, управляющий замком Кислы Воды. Этот высокий, красивый, седой человек оплатил хозяину гостиницы все расходы за номера, заказанные несчастными легионерами.
 Позже судебный следователь спросил Мартина Радека, откуда ему стало известно, что хозяин замка приедет в Инкогнитице в предрождественские дни? Радек показал международную телеграмму из Варшавы: князь Вилем Лобховиц извещал, что в ближайшее время приедет в Чехословакию. Свое возвращение и предстоящее Рождество он намерен отметить в замке, в компании семерых боевых товарищей, вернувшихся вместе с ним из России.
 – И что вы сделали, получив телеграмму?» – спросил следователь.
 – Я приказал конюху каждое утро готовить коляску, чтобы я мог ездить на вокзал, встречая хозяина и его друзей с первым поездом, – ответил старик Радек.
 – А как вы оказались в гостинице «Грушка»? – продолжал задавать вопросы следователь.
 – Начальник вокзала сегодня сообщил, что вчера рано утром в наш город прибыли восемь легионеров из России. Один из  легионеров, по его описаниям, похож на моего хозяина.
 – А почему  вы не встретили хозяина вчера утром? – резко перебил его следователь.
 – У меня был приступ подагры, и я остался в замке, полагая, что мой хозяин и его товарищи смогут добраться до замка самостоятельно, – невозмутимо ответил Радек.
 – И что  было дальше? – закурив папиросу, продолжил допытываться следователь.
 – Я решил, что надо справиться о них в гостиницах города. Уже после первых вопросов в гостинице «Грушка» стало ясно, что я приехал в нужное место. Мой хозяин лежал больной и беспомощный, а его товарищи уже отдали Богу душу, – горько вздохнув, ответил верный слуга.
 Судебный следователь сочувственно вздохнул и отпустил старика, разрешив ему отвезти хозяина в замок для обеспечения должного лечения и ухода. Прощаясь, следователь пообещал Радеку, что приедет в замок Кислы Воды через неделю, чтобы подробно допросить Лобховица.
 А управляющий, доставив хозяина в замок, уложил его в чистую и широкую постель, напоил  чаем с ромом и спросил, что случилось с «вагоном из России»?
 – Я не помню. Клянусь Мадонной, не помню. Я забыл это место, – горько заплакав, ответил Лобховиц.
 На следующий день, 20 декабря 1919 года, все еще очень слабый из-за болезни Вилем Лобховиц был арестован сотрудниками пражской полиции по обвинению в умышленном смертельном отравлении семерых легионеров и заключен в пражскую тюрьму Панкрац.
 В тот же день управляющий замка Кислы Воды Мартин Радек, он же секретный агент Коминтерна, послал в Варшаву резиденту Особого отдела ВЧК зашифрованную телеграмму следующего содержания: «Поздравляю Рождеством. Хозяин приехал. Привез рыбу. Продал чужим. Адреса нет. Настоящее время хозяин болен. Лечится больница Прага. Район Панкрац. Ваш любимый дедушка».
 В переводе на нормальный язык текст этой телеграммы означал: «Князь приехал и привез груз. Спрятал груз вне замка. Место неизвестно. В настоящее время князь арестован и отправлен в Прагу, в тюрьму Панкрац. Я вне подозрений» ... 

Полностью роман Анатолия Карпуса «Княжна Анастасия» читайте в сборнике «Кентавр» № 6-2013 года.

Статьи

Посетители

Сейчас на сайте 276 гостей и нет пользователей

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ