ДЕТЕКТИВЫ СМ

ПОДВИГ

КЕНТАВР

 

Уважаемые подписчики! 

ДЕСЯТЫЙ номер «ПОДВИГа» выходит из печати в ОКТЯБРЕ.

ПРЯМО НА САЙТЕ ВЫ можете ОФОРМИТЬ ПОДПИСКУ на сентябрьский выпуск журнала до 20 СЕНТЯБРЯ (активная ССЫЛКА).

В журнале ПОДВИГ №10-2021(ОКТЯБРЬ)                                                                                                                                                                                      будут опубликованы роман А. ЛОБАНОВА «ДНЕСЬ ДНЕСТР» (ОТРЫВОК ВЫЛОЖЕН на САЙТЕ)  

и рассказ А. ВАРФОЛОМЕЕВА «ГОРЯЧЕЕ ЛЕТО». (см. АНОНС).  

                       О новом романе нашего постоянного автора Александра ЛОБАНОВА читайте в рецензии Сергея ШУЛАКОВА «ЭТИМ УЖЕ В ВОЗДУХЕ ПАХНЕТ».

26 декабря 2021 года исполняется 30 лет событию, которое многие называют крупнейшей геополитической катастрофой XX века – распаду СССР. Процессы, происходившие тогда в республиках Союза, подробно описаны в отношении Прибалтики, Украины, Азербайджана. О Молдавии  рассказывает Александр ЛОБАНОВ в романе «ДНЕСЬ ДНЕСТР». Автор задается вопросом: «А есть ли такой советский народ или это фикция?». Не фикция. С точки зрения социологической науки это не народ, а мультиэтнос, несколько народов, связанных языком межнационального общения, государствообразующим – русским, и общей историей, достижениями и победами.

Писатель разбирается в том, как возникает истинно народный референдум, не революционная, а законная форма проявления воли народа – на предприятиях, в коллективах, в соседских общинах. Сначала проявление этой воли принимает форму забастовки. Затем, когда власти запаздывают с реакцией, организуются законные формы самоуправления.

Люди в Приднестровье  предвидели реакцию на их действия со стороны Молдавии и Румынии. «Этим уже в воздухе пахнет», – говорит один из героев. Хорошо известен и описан феномен: тревога больших масс населения может реализоваться в трагические, уносящие человеческие жизни события. Здравомыслящие политики должны избегать нагнетания таких тревожных настроений. Но тогда по западную сторону Днестра таковых политиков не нашлось.

Исподволь, основательно, подробно автор приводит нас, читателей, к кульминации повествования – трагическим боевым событиям в Приднестровье, когда со стороны Молдавии, а, возможно, и Румынии, произошли военные акции.  Как всегда, вперед пустили наемников, люмпенов, которым не дорога ни своя, ни чужая жизнь: «Автоматчики не были настоящими милиционерами: у некоторых болтались длинные космы, на них были не форменные брюки. Они производили впечатление пьяных...». Здесь автор имеет в виду провокацию со стороны Молдавии, двинувшей в Приднестровье якобы ОМОН. Автор описывает подготовку гвардии Приднестровья, участие в этой подготовке отставного офицера советской армии: это ответ на вопрос о военном присутствии в том или ином регионе. Дали пенсию, дали квартиру в Молдавии, человек перевез семью, устроился на работу: к армии больше отношения не имеет. Но отставной офицер остается офицером, такие отставники, сержанты и солдаты, и отстояли Приднестровье от, фактически, оккупации.  И заштукатуренные следы от пуль и осколков на стенах и внутри зданий, оставались для приднестровцев памятными. Они надолго запомнят молдаван и румын: «Хоть один дом без них тут найдешь? Вряд ли. Смотри, запоминай. По священным местам идем».

Молдавия, Приднестровье – удивительная земля. Добрая, плодородная, чрезвычайно красивая.  Сколько радости приносит она со своими плодами, как чудесны молдавские народные песни! В нормальных условиях любой народ гостеприимен – это древний инстинкт выживания: поможешь гостю, страннику, потом помогут и тебе.  Молдаване, русские, гагаузы, последние  – изначально тюркоязычный православный народ – издавна живущие на этих землях, трудолюбивы, опытны в сельском хозяйстве и виноделии, а с расцветом советской промышленности – еще и в инженерном деле, в рабочих специальностях. Александр Лобанов рассказывает о них с большой любовью. И с искренней болью – о том, как бездумно, быстро были разрушены основы сосуществования нескольких народов на этой поистине прекрасной земле.  Пейзажи, точно и вдохновенно выписанные автором, контрастируют с недомыслием и злобой людей, решивших, что Молдавии будет лучше без русских и тех, кого считают таковыми. Публицистические вставки, прямые цитаты из прессы и документов того времени, правдиво иллюстрирующие настроения приднестровцев, уравновешиваются личным отношением автора, художественным взглядом писателя. Народные поверья и точные наблюдения в этом произведении  очень органичны. «Вот ты мне скажи, Вадик, зачем, когда подходишь к реке, обязательно начинаешь швырять камешки в воду?... Река просит. Для русла ей надо. Дно чтоб крепкое было, водичку очищало. Рыба чтоб водилась...». Это, конечно, не Гоголь, но по литературному мастерству – в его направлении.

Ближе к финалу повествования Александр Лобанов дает историю края, формирования государственности Молдавии – от попыток создания Бессарабской ССР до советской республики. Героический разведчик Алексей Ботян – прототип майора Вихря из романа Юлиана Семенова, в своей книге воспоминаний описывает, как встречали советских десантников жители румынской Бессарабии, раньше входившей в состав Российской империи. Завидев в небе белоснежные купола парашютов,  деды надевали царские кресты и другие награды, бабы собирали в корзины окорока, сыр, вино, фрукты, бежали к советским солдатам, крестясь и плача: «Родненькие, свои! Наконец-то!». Это большевики-то им – свои? А под румынами жилось не сладко... В это время румынские военные бежали из своих гарнизонов, в некоторых местах, к счастью,  дело обошлось без единого выстрела.  Необходимо извлекать уроки из событий истории, о которой рассказывают произведения Александра Лобанова и Алексея Ботяна – иначе они старались зря, а мы получим очень неприятные последствия.

 Александр Лобанов в своем произведении касается и языковой проблемы. Нужно знать, что в 1991 году Декларацией независимости Молдовы государственным языком назван румынский. Однако в 2013 году Конституционный суд постановил, что согласно Конституции государственным языком является молдавский в латинском написании. Однако позже было признано, что Декларация независимости имеет приоритет над Конституцией. Русский получил статус языка межнационального общения, это официальный язык Гагаузии и Приднестровья — республики, не контролируемой Кишиневом. Гагаузский и украинский являются языками меньшинств. Лингвисты, в основном, согласны в том, что литературный молдавский в латинском алфавите и румынский языки тождественны. В этой ситуации название языка — дело политическое: те, кто стремится к полноценной независимости, говорят на «молдавском», те же, кто выступает за воссоединение с Румынией — на «румынском».

Современные отношения Молдавии и России так и навевают мысли о белых шелковых куполах парашютов в голубом небе над Днестром. Во время встречи заместителя главы администрации президента России Дмитрия Козака с Майей Санту в августе этого года были достигнуты договоренности о взаимовыгодной торговле и поставках российского газа в Молдавию. Однако по итогам заседаний так называемой Крымской платформы, были приняты иные экономические решения. Молдавия не станет продавать свою продукцию — овощи,  фрукты, вина по выгодным ценам в Россию. Напротив, в Молдавию будут завозиться овощи и фрукты из Грузии и Украины, здесь их будут перерабатывать, и стараться продавать в Европу. Это решение, грозящее многим молдавским аграриям разорением, уже раскололо республику — такой ожесточенной критики президент Санту в своей недолгой политической карьере еще не встречала. Когда дело касается кармана, молдаване — без обид – действуют решительно.


Сергей ШУЛАКОВ

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Реклама

Патриот Баннер 270

Библиотека

Библиотека Патриот - партнер Издательства ПОДВИГ